Лабораторные разработки

Несколько научных российских групп еще в начале пандемии, объявили о работе над мРНК-вакцинами от коронавируса SARS-CoV-2, однако создать препарат пока не удалось — сообщает ФармПром.РФ со ссылкой на РИА Новости.

В России на сегодняшний день широко применяется векторный препарат «Спутник V» Центра Гамалеи. Препарат стал первой в мире зарегистрированной вакциной от COVID-19. В США лидируют мРНК-вакцины производства Pfizer и Moderna.

Препараты на основе мРНК считают более безопасными — они не встраиваются в геном, не вносят в него мутации и быстро разлагаются в клетке. А во-вторых — они более эффективные, поскольку вызывают два вида иммунитета, антительный и Т-клеточный. Кроме того, мРНК-вакцины проще и дешевле производить по сравнению, например, с инактивированными, для которых нужен настоящий вирус и соответствующие условия работы.

В России технологической платформы для синтеза мРНК в России пока нет и ее предстоит создать. Григорий Степанов, заведующий лабораторией геномного редактирования Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН говорит:

«К нам обратились вирусологи с просьбой помочь синтезировать правильную структуру мРНК и провести совместные исследования. Мы взялись за эту задачу, потому что химия нуклеиновых кислот — наш профиль. Специалисты у нас есть, инструменты создаем. Мы разрабатываем всю технологическую базу и готовы обеспечить всех желающих необходимыми сырьевыми ресурсами».

По словам ученого, мРНК-вакцина очень хорошо себя проявила, поэтому в мире ожидается бум этой технологии — ее будут использовать для других вакцин и генной терапии.

«Это прорыв, в который нужно встроится на старте и занять лидирующие позиции. мРНК — это полимер, состоящий из отдельных кубиков — мономеров. Они нужны как исходные компоненты для качественного синтеза мРНК, неважно, будет ли это вакцина против инфекций или рака. Второе направление даже перспективнее», – добавляет Григорий Степанов.

Доставка мРНК в клетку — особая проблема, не окончательно решенная. Защитные механизмы не пускают внутрь ничего инородное. Нужно какое-то средство доставки, которое обманет внутриклеточную охрану. На эту роль испытывают разные природные полимеры, неорганические наночастицы, но сложно просчитать последствия их присутствия в организме.

Степанов обращает внимание:
«Носитель мРНК должен быть максимально безопасным, быстро деградировать в клетке, а продукты распада быстро выводиться».

Помимо синтеза правильной мРНК и выбора доставщика, нужно решить еще ряд проблем: обеспечить постоянный состав вакцины в каждой дозе, подобрать адекватную модель животных для исследований. При этом мРНК — очень нестабильная молекула, она реагирует на малейшее загрязнение. Для работы с ней нужны исключительные стандарты чистоты, а предприятия должны соответствовать правилам GMP — надлежащей производственной практики. Это необходимое условие для признания фармпрепаратов в ЕС.

Ученые не хотят торопиться. Лучше, опираясь на международный опыт и собственные наработки, все подготовить и испытать. И тогда в стране будет рабочая «мРНК-платформа», которую можно использовать для создания разных вакцин. В том числе поливалентных — например, сразу от нескольких штаммов гриппа и коронавируса, а также вакцин от рака и генной терапии.